Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Сфера Жизни

10:19 

Codificer
Exitus Acta Probat: The Outcome Justifies The Deed
Сфера Жизни



Кристаллы...Граненые, шлифованные...Разных цветов...Прозрачные инет...Бесконечное число кристаллов.. Каждый кристалл - это жизнь...Целаячеловеческая жизнь...Каждая грань кристалла - это часть жизни человека, целаяэпоха в его развитии...Вот отлично отшлифованный, почти прозрачный,светло-коричневый кристалл-тетраэдр с мягкими, невыраженными гранями, почтисфера...Этот человек счастлив в своей монотонной, подходящей к концу жизни. Унего не было и не будет множества случаев, где придется выбирать. Не было и небудет резких изменений в привычном для него укладе жизни...



А вот другой бесцветный кристалл-полусфера. Когда "его" человек ещежил, этот камень горел ярким заревом крови... Да, его "обладатель"был воином, не раз проливавший кровь.. В те времена "рубин" былразвернут внутрь Великой Сферы Жизни Выпуклой частью... Не раз и не два стоялдоблестный воитель перед сложным выбором...



Да, воистину, все драгоценные камни душ - и живущих, и давно почивших, и дажееще не родившихся поколений, сотен поколений людей - складываются, сливаются в ЕдинуюВеликую Сферу Жизни... каждый кристалл неповторим.. Каждый камень живет своим,неведомым нам бытием, творя то, что люди именуют громким словом"Жизнь"... Стоит камню хоть немного повернуться - как жизнь человекаменяется... Стоит кристаллу выставить один из своих углов или ребер - какчеловеку выпадает возможность выбора, далеко не самого легкого дела в этойвселенной... Вращаясь, камень задевает соседей, и жизнь их неуловимоменяется... Многие из кристаллов на своих гранях хранят отражения других, необязательно должных отражаться в них, согласно правилам нашей галактики... Этопризнак того, что людям этих камней предназначено быть вместе...



Сколько же всего кристаллов в Сфере Жизни, спросите Вы??!!



Никто не знает... Так же как невозможно сосчитать песчинки на морском берегу,как невозможно сосчитать капли в море - так же невозможно сосчитать и камнидуш...



Тысячи, миллионы, миллиарды, и даже биллионы кристаллов хранят за своей матовойоболочкой судьбу новой жизни....Когда-то и они пробудятся от своего долгого снаи разбудят души новых людей....



------



Он шел... Мягко, как и тысячу лет назад, светила луна. В её свете оживало всевокруг. Он шел, не смотря по сторонам... На поясе - нож с испещренной рунамирукоятью. За спиной - арбалет, такой древний, что было странно, как он еще нерассыпался. Путник шел... Он шел, не обращая внимания ни на что...



Вот, в ветвях дуба, только что пройденного им, зашелестел ветерок... Где тотревожно закуковала кукушка... Луна скрылась за тучами... Лес молчал... Деревозашевелилось, с диким треском выпрямилось и встало, разминая затекшие"конечности"... В этот момент луна, выглянув из-за тучи, осветилаЭТОТ Дуб... Тогда стали заметны в нем человеческие черты... Но до чего же жуткоони смотрелись в исполнении этого властелина леса! Вот "дерево"развернулось, сложило ветви наподобие рупора и издало протяжный,душераздирающий, крошащий барабанные перепонки рев... Он прокатился по кронамприслушивающегося Леса, прошелестел в ветвях, пугая мелких ночных птиц, изатих... Путник шел, не оглядываясь, не ускоряя и не замедляя шага... Вокругнего творился ад... Все деревья Леса испытывали те же метаморфозы, которыетолько что испытал Дуб. Страшный скрежет, шум, крики и стоны наполнили лес...Он шел... Его уже окружала целая армия из сотен, тысяч, десятков тысяч онтонов,могучих древесных воинов, способных крушить все и вся, не останавливаясь... Онинависали над его тропой, заслоняли неверный свет луны, пытались испугать... Оншел...



Старый Дуб взревел, отдавая приказ, и тот час все древесные войны затихли...Наступила зловещая тишина... Путник продолжал идти... И тогда все воины началистроиться правильными рядами, образуя взводы, из них - роты, затем полки... Дубшел за путником, что-то говоря "тихим" басом... Путник молча шелсвозь ряды деревьев, ставших живыми...



Вот он вышел на опушку Леса, и на секунду приостановился. Старый предводительвойска опустился на колено и глухим, срывающимся голосом сказал :"Аорхунг! Парен ди сонатер ол пара...". Но путник продолжил свойпуть... Он шел...



---



Он шел... Вокруг него высились стены домов давно заброшенного города, закрываясобой свет полной луны... Где то скрипели ставни, хлопали двери, журчалавода... То и дело откуда-то слышались стоны, от которых бросало в дрожь. Путникшел...



вот из окна вылетел чей-то призрак, и прогрохотал старыми, ржавыми и сломаннымиоковами по крыше. Из переулка, ведущего к древнему, как сам мир, кладбищу,выскочил баргест... За ним другой... Третий... И вот уже целая стая этихпредвестников смерти неслась за странником... он шел, не обращая внимания ни начто...



Вскоре за ним собралась целая толпа различной нежити... Баргесты, призраки,полуночницы, фледеры, утопцы и гули... Все они шли толпой за путником, на времяпрекратив свои ссоры и дрязги, стараясь производить меньше шума... Старый, умудренныйопытом волколак держался особняком впереди всех. Чувствовалось, что онначальствует над всем этим сбродом... Путник шел... Вскоре они приблизились кразвалинам городских ворот, за которыми открывалась дорога, ведущаядалеко-далеко, в никуда... Он шел... Толпац нечисти остановилась, дойдя доодним им ведомой границы, и в тоске и отчаянии от его ухода завыли, залаяли изастонали на разные голоса... Волколак из последних сил прокричал в следпутнику: " Аорхунг! Парен ди сонатер ол пара... Ол пара...". Путникшел...



---



Он шел, останавливаясь лишь на мгновение, на доли секунды, выслушивая некиепросьбы, даря надежду своим молчанием и отбирая её... И шел дальше, к одномуему ведомой цели... если бы он захотел - то вся нежить встала бы за него... Ноон не хотел... Он просто шел... В никуда...



------



Ночь... в неярком желтом свете луны резко выделяются руины заброшенногогорода... Города мертвых... Где-то далеко кукует кукушка... Тишина... Древняя,давно рассыпавшаяся стена некогда окружала город, защищая его от врагов... и отЛеса. Лес - мрачный, высокий, с густыми кронами, не пропускающими ни одноголучика света, не испытывавшими на себе за свою долгую жизнь ни единогодуновения ветерка - защищал город от любых вторжений извне... Но и сам он нелюбил вторжений внутрь себя. И поэтому он старался "вытолкнуть" изсебя этот город, как амеба, обтекая его... Но тот не собирался так легкосдаваться, и со временем блуждания города прекратились... Но война - неокончилась. Лес нависал над городом, пугая его жителей зловещими стонами,криками, скрипами... Люди же в ответ вырубали Лес на дрова везде, где могдотянуться тяжелый топор дровосека. Для постройки домов деревья не использовали: все знали, что к хорошему это точно не приведет. Деревья мстили за своюгибель, ломая дома и убивая всех, кто в них жил... Так и продолжалось этопротивостояние в веках...



У власти в городе стоял выборный судья, который правил городом под контролемстарейшин в течение 3 лет... Но однажды... В город пришел Он... Он был как все:в меру законопослушен, активен, не красив, но и не урод... но душа его былачерна... Он был детищем Леса, пошедшего на хитрость... Он с легкостью вошел вдоверие к судье и старейшинам. И предложил странную идею: уничтожить истокжизни Леса, и, тем самым, прекратить мучения горожан. До этого никто из жителейне ведал об источнике жизненной силы Леса, для них он был просто живымсуществом... Многие загорелись этой идеей. И ушли за ним. С тех пор ни Его, нитех, кто ушел с Ним никто не видел... Лишь в тех домах, где жили ушедшие, сталитвориться странные вещи... Сперва стали слышны стоны и скрипы... Потом -пропадать домочадцы умерших... Те, кто исчезал, в скором времени возвращалисьпод отчий кров, но... в виде призраков. Они терроризировали все живое населениегорода, стеная в стенах, крича и хватая прохожих за полы одежды... Оставшиеся вживых не выдержали... и ушли... А город с тех пор стал городом Мертвых...



... И вот Он стоит на холме рядом с городом, обращенным Им в руины... Это былоединственное место, где Он мог отдохнуть от своих вечных скитаний... На которыеОн был обречен проклявшими Его беженцами из разрушенного Им города... ГородаМертвых... Города, которого нет...



------



...Тьма... Сколько она продолжается?.. Много... Очень много... Свет... Комната.Каменные стены. Каменный пол. Бойницы. Замок? Ничего не чувствую... Тьма...



...Тьма... Сколько это может продолжаться?.. Откуда у меня такие мысли? Вообще,откуда мысли?.. Тьма... Свет... Опять комната. Та же. Перед глазами - аналой.На нем книга. Вокруг него - круг. В нем - шестиконечная звезда. Стоп. Передчем? У меня есть глаза? Пытаюсь пошевелиться. Тьма...



...Тьма... Странно. Почему мысли такие рубленные? Как из камня... Камня...Свет... Все там же. Перед аналоем стоит коротышка. На голове - колпак. Несеткакую-то чушь. Скороговоркой. Машет руками. Опять стоп. Я слышу звуки?..Тьма...



...Тьма... Странно все это... Кто я? Что со мной?.. Надо... вспомнить... кем...я... был... раньше... Толчок. Еще толчок. Свет... Опять там же. Аорхунг! Да чтоже это! Тот же коротышка. Делает знак опуститься на колени. Оглядываюсь.Никого. Выходит, он - мне?!! Ну я ему... Пальцы в кулак. Занести руку... Стоп.Стоп! СТОП! Руку? Осматриваю СВОЮ руку. Камень. Осматриваю себя. Камень.Коротышка что-то кричит и машет руками. Щелбан ему. Чтобы не кричал. Отлетел.Ни чего себе он легкий. Так. Камень. Я весь из камня. Голем? Я - голем?! Что-токоротышка не двигается. Ладно. Пойду. Там разберемся...



------



Они бежали по рыхлому глубокому снегу. Шлейф пара, летящий от огненных тел их,вонзался в ледяную свежесть воздуха. Лапы искали опору, но она предательскиуходила от них, замедляя бег... А за спиной... Храп лошадей и лай гончих... Чтотам впереди: луч надежды или тьма, бездна деги?! (с) (группа Вольная стая)



---



Игнат выехал на холм. Лошадь фыркнула. Он мягко потрепал ее по холке и,привстав на стременах, проследил взглядом за охотой графа. Она с шумом игиканьем неслась по следу, загоняя стаю навстречу второй части охоты. Игнатзнал, что как только волки добегут до засады, те поднимут шум и возьмут волковв клещи. А там их уже ничто не спасет... Он только покачал головой и съехал схолма, направляясь в самую чащу леса... И никто не увидел странный блеск егосеро-зеленых глаз...



---



Седой, опытный волк летел вперед мягкими, пружинистыми прыжками. Он чувствовалнеминуемую гибель, и как должно вожаку, несся ей на встречу, намереваясь дорогопродать свою шкуру. Он забыл и о страхе перед людьми, и о необходимости решатьза стаю... Ему было все равно, и чувствуя все приближающийся запах чужаков,вторгнувшихся в лес, на его территорию и начавших охоту на стаю, его губы всебольше поднимались, обнажая длинные, белоснежные и острые клыки...



---



Граф N, ранее влиятельная фигура при дворе, а ныне, после смены власти и"за старостью лет", как гласил указ Ея Величества Елизаветы Второй,ушедший в отставку, развлекался охотой. Среднего роста, с сединой в волосах,голубоглазый, поджарый - он был похож на любимую свою гончую, вечнонапряженный, как тетива лука, и недоверчивый. С дворней он был строг, но несуров, и вся прислуга любила его и за глаза называла его "НашБатюшка". Так вот, этот человек и руководил охотой. Его конь несся в самойгуще охотников, а голос его был слышен далеко вокруг...



---



Игнат тихо въехал в лес и не спеша поехал в сторону того места, где должны быливстретиться две группы охотников. Не доезжая до места несколько сотен сажен, онспешился, стреножил коня и дальше пошел один...



---



Стая неслась в ночь. Молодой волк бежал рядом с юной волчицей, прижав уши иобнажив клинки своих клыков. Она летела рядом, со зрачками, расширенными отстраха... изредка она что-то скулила, и тогда ее соплеменник глухо рычал нечтоободряющее... Что ждало эту молодую пару там, впереди? Радость совместнойжизни, первого щенка? или тьма, беспроглядная чернота смерти? Они бежали вследза стаей...



---



Охота затянулась допоздна... Волки ни как не хотели выходить к засаде.Стемнело. Граф, долгое время ехавший во главе охотников, притомился и началпотихоньку отставать... Он все больше погружался в свои нелегкие мысли остарости, смерти и смысле бытия, забывая постепенно и об охоте, и о волках... Вотв памяти сплыло лицо безвременно утраченной любимой жены.. Тут он подумал, чтоесли он умрет, то и родовое поместье, и все сбереженья отойдут к сыну. памятьуслужливо подсунула другое лицо. молодое, вытянутое, с серо-зеленымиматеринскими глазами.. Верхняя губа слегка приподнята, от чего на лице всегдастояла вечная усмешка. Русые волосы, коротко постриженные на военный лад. Инос, сгорбленный поколениями римских и германских предков. Игнат. Сын...Озорник, бабник и мот. И на такого оставить людей и именье?!! Ну уж нет!!!



Граф вздрогнул, поймав на себе чей-то взгляд... Охота уже ушла далеко вперед, ион был один. Прежде он понял, откуда на него таращатся, на поляну вышелогромный волк… Он в упор глядел на графа своими необычными, серо-зеленымиглазами...



---



Игнат шел наперерез стае. Только что вышедшая луна скрылась за тучей, и не быловидно ни зги... Когда же луна вновь вышла из-за туч, к стае мерными прыжкамибежал волк...



---



Старый волк нервно передернул ушами, прислушался... Сквозь гам и шум погони онотчетливо услышал легкий шелест шагов зверя. К стае, настигая ее, несся чужак.Но от него не исходило опасности и ненависти, как от людей, что бежали позади.Вожак что-то прорычал стае...



---



Молодой волк вздрогнул, услышав вой вожака. Его глаза забегали, обшаривая всевокруг, ища опасность. Его беспокойство передалось и волчице. Она тихозаскулила, и он, повернувшись к ней, посмотрел в ее полные ужаса глаза...Шерсть на ее загривке поднялась, оскаленные клыки выдавали ее напряжение. Поего спине прошла очередная волна дрожи, и он оглянулся. На него уставилисьсеро-зеленые глаза огромного белого волка... Могучая грудь, огромныебелоснежные клыки грозного зверя заставили стаю на мгновение замереть, а затем,тихо скуля, опустить головы...



---



Охота с веселыми и задорными криками летела вслед за волками. Вдруг звонкий лайгончих сменился сперва визгом ужаса, а потом предсмертным хрипом... Непонимающепереглянувшись, охотники поехали вперед... В ужасе от открывшегося им зрелищаони выстрелили по волкам, но большинство пуль прошло, не задев зверей... Наобагренной кровью земле валялись трупы гончих... Сзади незадачливых охотниковдонеслось глухое рычание, и они были взяты в кольцо... Где-то рядом послышалсяпротяжный, сеющий тоску, вой. И волки, как по сигналу, кинулись вперед...



---



Граф очнулся через доли мгновения. Он хлестнул лошадь, та вскинулась, швырнувстарика на землю и умчалась с диким ржанием прочь от леса, откуда слышалисьдикие крики и вопли ужаса... От удара граф потерял сознание... Очнувшись, онувидел над собой серо-зеленые, человеческие глаза... Газа волка. Слюна капалаиз разверстой пасти ему на лицо, еще секунда и железная челюсть сомкнулась унего на горле. И наступила тьма...



---



Он не вернется, - сказал Игнат, снимаяохотничью одежду. Он не вернется, - повторил он, глядя в зеркало, прямо в своисеро-зеленые, серьезные глаза. И улыбнулся, обнажая белые волчьи клыки...



------



Страх. Дикий безотчетный страх. Её найдут. Ей негде спрятаться. В этомпроклятом Лесу нет места, где бы она могла схорониться... Страх гнал её в самуюсередину Черного Леса, туда, откуда, как ей говорили, никто не возвращался...Зачем, ну зачем она послушалась этого неведомого ей голоса?! И как он еёуговаривал, какие дары сулился ей поднести... Лишь бы заставить пойти в этотЛес, Аорхунг его побери, нарушить завет предков... Пытаясь сопротивлятьсяУжасу, довлевшему над ней, она стала вспоминать дом... маму... сестер... Какони любили сидеть возле своей старенькой, но все еще бодренькой бабушки ислушать её порой страшные, порой смешные, но всегда поучительные сказки...Бабушка... Почему-то в памяти всплыла одна из её сказок, про Черный Лес...Бабушка говорила, что в центре его какой то город... Девушку прошиб холодныйпот. Город! Город, которого нет ни на одной карте мира!.. Город Мертвых... Онаначала судорожно оглядываться, ища путь, по которому шла из дому. Нет! Не можетбыть! Пока она размышляла, деревья успели поменяться местами, там, где раньшебыла тропинка - теперь только живая изгородь из ветвей, корней, лиан и прочейрастительности... Где дом, с мамой, сестрами и с бабушкой она теперь и понятияне имела... Она закричала, почти завизжала от ужаса, который её охватил. Лес!Это Он её заманивал к Городу Мертвых! Она кинулась бежать между деревьями, неразбирая дороги... ветки хлестали её, рвали её одежду... Сзади что-то заухало,завизжало, загрохотало... Она бежала что было сил... Вдруг она споткнулась оботкуда-то появившийся корень, упала, попыталась вскочить... И почувствовалалегкое покалывание в плече. Все поплыло у нее перед глазами, и её сознаниепогрузилось во тьму...



------



Тааак... Где тута выход, не подскажете? Нет? Ну и ладно, сам найду. И че тыорешь? Ну, голем, ну, из камня. Ну и че тута такого, а? Не понимаешь... Ну иладно. Иди, не мешайся под ногами... Что?! Ты в меня пытаешься ткнуть этойзубочисткой?! Да как ты посмел?! Так... Отдай сюда. Зубочистки, пардон, копьядетям не игрушки. Еще ненароком сам наколешься. Или, вон, товарища проткнешь.Кстати, а он у вас всегда такой нервный?.. Нет? А че у него случилось? Инфаркт?Хорошо - хорошо, пойду сбегаю, врача найду... Так где выход-то? Опятьтыкаешься? Надоело! Так, сломать и закинуть повыше. Так. И этот в обмороке. Чтоони все тут такие нервные?!. Ладно. Где выход? Там? Ну хорошо... А где дверь?!Ах нету двери... Щас сделаем... Так... Ой, камень на голову упал... Ну даладно, шишка выскочит - и все. Ух ты, какая красота... Лес, цветочки... Птичкипоют... Карр, каррр... Красота... Солнышко светит... Ой, нет, не солнышко...Луна, вот... Или все-таки солнце? А, ладно.. Вон там - дымок. Значит люди...Пойду, спрошу, где я...



------



Игнат потянулся, встал со своей жесткой постели, наподобие армейской. Взглянулна стоящие у стены большие из красного дерева часы. Полчетвертого ночи...Вздохнул, поняв, что уже не уснет. Потянулся, встал и, взяв стоявший натуалетном столике таз, начал умываться, морщась от ледяной воды. Умывшись, оноделся в свой слегка заношенный охотничий костюм, с которым не расставался вотуже полгода. Чем бы заняться? На лице промелькнула усмешка. Игнат вспомнил лицанезадачливых охотников на волков, во главе с его отцом. От одной мысли о том,что он теперь единственный хозяин поместья N, а значит и сотен крепостных, оноблизнулся. Кровь, свежая... Кровь девственниц... Детская кровь... Игнатдовольно улыбнулся, но в его серых серьезных глазах даже не появилось искоркирадости. Где-то в глубине себя он понимал, что сейчас радуется не он, а лишьзверь, заключенный в него после того несчастного случая в гвардии... Встряхнувголовой, отгоняя прочь мысли, Игнат вышел во двор...



------



Ионика очнулась от боли в затылке. Она лежала под раскидистыми ветвями старойели на куче заботливо собранного валежника. Где-то в ветвях куковала кукушка.Мягкий свет луны затмевался костром. В ней начал пробуждаться Страх. Костер?Откуда он? Кто его развел? "Кто здесь?!"- тихим шепотом спросила она.Никто не отозвался. Её прошиб холодный пот... К костру шагнула тень, в костерполетела новая порция дров. Тот затрещал и задымил. Запах дыма, доносившийся изкостра, отдавал пряностью и опьянял. Её сознание погрузилось во тьму...



------



Эх, лесочек... Че-т тихо как-то... И темновато... Эй, служивый!.. Где здесятропинка через лес?! Че молчишь?! С тобой говорю! Да-да, с тобой! Да ты че,слепо-глухо-немой? Даааа?.. От рождения, говоришь?.. Ну ладно, извини,служивый... Так где тропинка-то? Ах, нету... Так щас будет!.. Эх, ка-лин-ка -мали-нка моя... Где просека, там пол-века, древоруб трудился зря... Эх, жалкососну... Такая древняя была... И вон тот дуб жалко... И березку... Ах, это неберезка? А что это? Тополь? Ну ладно... Все равно жалко... А че-й это птичкизамолкли? Странно... Не к добру это... Ой, нет, поют... Да как звучно...Кар-карррр... О, а вон и собачка бежит... Стоять! А ну, кому говорю! Стоять!Сидееть!! Ути-пути!.. Какая миленькая... Ну ка, дай лапу! Дай, говорю! Вот,умница!.. Так, где-то здеся валялась палочка… Ой! Паренек... А где бобик?!



------



Игнат летел между деревьев. Это была одна из немногих приятностей его болезни,эта скорость и непринужденность волчьего бега. Более приятным был лишь момент,когда его белоснежные клыки вонзались в шею жертвы… Видеть на ее лице выражениестраха и боли, ощущать их запах, а затем этот сладковато-железистый вкус густойкрасной маслянистой жидкости… Это было истинным наслаждением. За такими мыслямион не замечал куда несут его лапы, как вдруг… Сначала ему показалось, что прогремелгром. Но небо было ясным, и притом, звук исходил со стороны большой каменнойглыбы… Странно, никогда здесь ничего подобного не было... Звук повторился, и ондаже уловил в нем слова, сказанные на старом наречии. Повинуясь им, Игнатостановился, сел и даже протянул лапу для приветствия... Он успел заметить, чтоэто не просто кусок камня, а голем, притом довольно большой, и решил, что лучшес ним подружиться, чем быть раздавленным. Когда голем повернул голову, что-тоища в округе, Игнат быстро принял свое истинное обличие…



------



Так где мой Бобик, я тебя спрашиваю?! Что ты там пищишь? А, так ты и есть тоБобик?... Ну тогда все норм… Что?!! Ты… Ты – оборотень?! Ой, мамочка!!!!Спасите, люди добрые! Оборотень! Убивают! * Треск ломаемых стволов, грохотподающих камней, гул земли после десятка истеричных попыток подпрыгнуть* Ой,чего это я? Я тебя не ушиб? Забыл, понимаешь, кто я… Камнем же оборотни непитаются? Нет? Ну вот и отлично… А скажи-ка мне, парниша…



------



Он снова шел через Лес, ставшим его колыбелью и местом заточения. А он всеголишь пытался очистить свой и «отчий» «дом» от так мешавшего ему чужогоприсутствия!.. Но люди не вникли в его мотивы, а просто прокляли его, обреклина скитания «до скончания века, до пришествия Аорхунга к людям»… Он шел и шел,делал небольшие остановки и снова шел... Сколько продолжалось это движение – онне помнил: год, два или целая вечность?! Он молил всесильного Аорхунга дароватьему хотя бы спутницу, чтобы было легче переносить тяготы странствий… И наконецАорхунг услышал его мольбы! Его прародитель – Лес сообщил ему, что в Еговладения вторгся человек… И вот он увидел Её… Лежащую без сознания, в рванойодежде, она казалась еще более хрупкой и юной, чем на самом деле… Но это былаОна, вымоленная им спутница…



------



Ионика очнулась на самом закате. Она лежала возле затухающего костра на берегуозера, такого огромного, что за туманной дымкой терялся противоположный берег.Небо было затянуто серыми, почти неразличимыми в общей массе облаками, изкоторых лишь некоторые выделялись на фоне остальных желто-коричневым цветом.Низко стоящее желтое солнце, только что видневшееся в прореху небесного «дыма»,спряталось за облака над противоположным берегом… Лишь маленький краешек егосветился золотом над облаками, да в прорехи этих плотно-серых масс пробивалосьнесколько лучей, подкрашивающих облака в золотисто-оранжевый цвет… Над волнамис короткими, слегка пищащими криками, напоминающими речь маленького ребенка,кругами носилась пара чаек, да шелестел ветер в ветвях окружающего озеро Леса.С тихим чириканьем пролетела стайка воробьев, да в глуши закашлялся ворон.Надвигалась тихая, спокойная ночь. Солнце становилось все меньше, все большеотливало красным, и вот уже маленький кроваво-красный диск светит сквозьоблака, оставляя на покрытой рябью поверхности озера золотую дорожку… Облака,закрывавшие ранее солнечный шар, испарились под действием живительной силыэтого светила, и в сторону плавно опускающегося за туманную дымкупротивоположного берега диска невозможно было смотреть, не обжигая глаз. Нопостепенно, спустя четверть часа, солнце скрылось в туманной дымке, оставив осебе напоминание лишь в виде красно-оранжевых отблесков на сером небосводе…



- Красиво, правда?- спросил некто, незаметно выйдя из тьмы за спиной Ионики.



Та лишь молча кивнула, не в силах оторваться от красоты природы, показанной ейво всей красе. Незнакомец подкинул в почти затухший костер дров, и тот сперварассыпал сноп искр, а затем занялся красивым сильным пламенем.



- Раздевайся, - бросил девушке незнакомец.



- З-з-зачем?!- испуганно спросила девушка, отодвигаясь подальше от мужчины. Навид ему было лет 25.



- Не бойся, я лишь подлечу твои царапины, девочка… Не для того я столькоскитался в одиночку, чтобы набрасываться на первую попавшуюся девушку… - хмыкнулнезнакомец, - Кстати, меня Комэром зовут.



- А меня – Ионикой, - все еще настороженно представилась девушка.



Комэр улыбнулся ей, и она, вдруг расслабившись, улыбнулась ему в ответ…



------



Он шел… Шел сквозь дремучий лес, шел через поляны, переплывал реки и озера. Оншел, ожидая каждое мгновение услышать шелест крыльев белого сокола, вестникаСтарших Богов… И наконец он его услышал. Белый, как солнечный свет, соколспикировал Ему на плечо, и на лапке у него была зеленая, как свежая листва,ленточка. Знак получен. Пришло Его время. Он, не замедляя шага, повернул навосток, к самому сердцу леса, своих владений. Он шел сквозь кусты и лианы,переплывал речки и перешагивал ручьи. Он шел навстречу Предназначению. Он шел…



------



Ну что ж, господин Голем,- задумавшись, сказал наконец юноша, устав отвечать набесчисленные вопросы ходячего камня, типа: «Где я?», «Что там?» или «Чтоздесь?», «Что было?» и т.д.- Надо нам что-то делать…. Помнится еще тогда, когдая был в гвардии, до того момента, как я оборотнем стал, одна гадалка что-тоговорила о подобной ситуации…



------



*Воспоминания Игната*



Ярко освещенный зал. Играет музыка. Множество пар кружатся в вальсе. Бал…Молодой поручик Игнат N стоит у стола, с друзьями, о чем-то споря и пропускаябутылку за бутылкой. Вот он слегка покачнулся, и его товарищ, вовремя подхвативдруга, вывел его на улицу, на морозец. Здесь Игнату стало легче. сноваоткрылась парадная дверь и на крыльце показалась юная барышня в горностаевойшубке. За ней шла гувернантка. Заметя девушку, товарищ Игната поспешилоткланяться и направился, по его словам, танцевать (похоже, что с бутылкой).Девушка в свою очередь отправила гувернантку в коляску и осталась тет-а-тет сИгнатом. Молодые люди некоторое время помолчали, подбирая слова, затем поручикзатеял некий светский разговор. Девушка, слегка покраснев (что можно былосписать как на фривольность темы, на мороз или на смущение), отвечала, и Игнат,набравшись смелости, притянул девушку к себе и «легонько» поцеловал в нежныегубки. Та ответила ему тем же. Оторвавшись через некоторое время от его губ,она тихо шепнула: «Сегодня, в полночь,»- и ушла. Игнат послал ей воздушныйпоцелуй, проводил уезжающую коляску взглядом, и хотел было зайти назад в дом –как вдруг его за рукав уцепила бабка-цыганка и закричала: «Позолоти ручку,соколик! Все как на духу расскажу, что было, есть и будет!» Что-то в ее глазахвынудило Игната сунуть бабке в открытую ладонь золотой фамильный перстень…Цыганка схватила его за руку, глянула на ладонь и… Вдруг глаза бабки закатились,щуплое ее тело подбросило в воздух, выгнув дугой, голос захрипел и оназаголосила: « Тогда уйдет лишь зверь, когда громаду камня ты к центру жизниприведешь, где судьбы любящих сольются и проклятие уйдет!» Потом бабказавертелась в воздухе, зашлась нечеловеческим хохотом и исчезла, как не былоее… Игнат, весь побелевший, с слегка поседевшими висками, бросился назад в дом,схватил бутылку, выпил пару глотков. Постепенно страх уходил. Опять выпил. Вголове его что-то помутилось, то ли от вина, то ли еще от чего. Ему казалось,что вокруг него кружатся не люди, а туши разделанного мяса, истекающего кровью.Он облизнулся и его внезапно выросшие клыки вонзились в шею стоящего рядомтоварища…

------

"Чтоэто?!"- вздрогнула Ионика, когда вновь послышался тяжелый гул, шедший, какказалось, из-под самой земли, заставляя её дрожать так, что с росшего рядомдуба сыпались желуди. Они уже несколько дней жили вместе с Комэром на берегуэтого озера, и ничто не нарушало их безмятежного покоя. Комэр был с ней очень вежлив,не лез с поцелуями и предложениями, хотя Ионика ему очень нравилась, она эточувствовала. В свои неполные восемнадцать она уже могла определить, какоевпечатление производит на парней. Ей тоже нравился Комэр. С ним было спокойно,уютно... Но то, что приближалось из глубин Черного Леса, вторглось в их мирныйуголок счастья... "Что это?"-повторила, прижавшись к парню, Ионика.Тот лишь недоуменно пожал плечами. Попросив девушку подождать, он полез насоседний дуб, чтобы оглядеться вокруг...

Игнат ехал, на плечеу голема, пока они пробирались через чащу Леса. Он был слегка зол, потому чтоуже почти сутки не мог поймать ни зайца, ни куницы, ни даже мыши: все живоеразбегалось от тяжелой, гулкой поступи голема. Устав сидеть, он попросилсявниз, перекинулся, и сделал несколько кругов вокруг ходячей горы. Потом поднялголову, принюхался. Вновь став человеком, он вновь залез к голему на плечо, икрикнул ему на ухо: "Они рядом. Скоро доберемся". Голем лишь кивнул,погруженный в свои тяжкие думы... О Великий Аорхунг!.Че же мне делать, когда я их увижу?. Бить?. Нет, это не культурно.. Там всетаки девушка. Хотя, какая культура у големов?.. Блин, а действительно, какая?.культура поклонения камню? Или нет, вряд ли камню… Вон люди, человечки из мясаи крови поклоняются всему, что не могут объять. Солнцу там, воде, воздуху... Ачему поклоняются големы?.. Наверно, мясу и крови... Тьфу, нет, я имел ввиду -людям... Или не людям?.. Тогда кому? Блин, ну что же это такое... Ой, что-то наголову свалилось... Может - птица?.. Но с чего?.. Хм... А точно!.. Чему ещемогут покланяться големы - как не самому недостижимому для них?!. Конечно, мывсе покланяемся, покланяемся.. Позвольте, кто это - мы?. Я пока что одного себятакого знаю.. Эх, ну и ладно.. Не знаю как другие големы - а я покланяюсьпороху.. А что? Мощно и убойно. И голема способен убить.. Ой, ну что это опятьприлетело в голову?! Че ты там бормочешь, Игнат? Чтоооо??!! Стреляют?!! Кто?!Откуда?! Из тех кустов? Ну я их... *свист вырванного скорнями и запущенного в полет дерева. Стон человека.* Ну все, больше небудет стрелять... Так на чем я остановился?. Слушай, Игнат, как ты думаешь,чему поклоняются големы?. А вот и не угадал...

запись создана: 16.08.2009 в 16:47

URL
Комментарии
2009-08-17 в 04:26 

хм... интересно, выбрана интересная тема. Но вот почему-то старые части, которые ты писал до отъезда они были олее фентезийными, а после уже времена российской истории приплетаются, смешанные с фентези...
И ещё части слишком разорваны и слишком бегло расположены по отношшению друг к другу...

2009-08-17 в 04:40 

Codificer
Exitus Acta Probat: The Outcome Justifies The Deed
мне лень их упорядочивать...=/
Возможно,если нечем будет заняться повесть выльется в книгу,и тогда эти части разрастутся до глав...но пока - как есть так есть..хД
А то что с РОссийской историей...кто сказал что с Российской?)))хД
Это другой мир,другие законы...не удивлюсь,если дальше появятся калаши или танки..хД

URL
2009-08-17 в 09:54 

Codificer эээ... жесть... адбтернативный мир слишком перевёрнут, Елизавета 2 и танки...

2009-08-17 в 11:36 

Codificer
Exitus Acta Probat: The Outcome Justifies The Deed
почему Елизавета 2??О.о
Может,Екатерина 1?)))
З.Ы. Учи историю...Елизавета была одна,та что Елизавета Петровна...хД

URL
2009-08-17 в 12:18 

после смены власти и "за старостью лет", как гласил указ Ея Величества Елизаветы Второй, ушедший в отставку, развлекался оохотой.
у тебя прочёл.. а вообще да, у меня плохо с историей ^^

2009-11-03 в 00:28 

Не знаю я мог конечно что-то и пропустить но объяснить связь между героями как бы надо... Зачем они идут к ним, почему и ваще с какого перепуга и что там происходит... А так прикольно, особенно про голема =) и вправду интересно, чему они поклоняются?..

URL
2010-10-16 в 03:18 

Голем хорош)

2010-10-16 в 05:54 

Codificer
Exitus Acta Probat: The Outcome Justifies The Deed
угу...^_^""у меня было хорошее настроение,когда я его придумал..х_х

URL
2012-10-22 в 08:13 

Midous
Дождь и туман
Не знаю, да немного разбросано, но у меня пока не было ни одного вопроса после прочитанного. Все вполне взаимосвязано, если читать внимательно. Когда читаешь - работает воображение, что очень хорошо и важно. Единственное, как я уже и говорила автору = ) - это то что начало было взрослое, настрой мрачноватый, таинственный, голем прекрасен - но очень разбавил данное ощущение и влил немного детской нотки:gigi:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?
главная